Фонд поддержки ССО


 
 •  главная страница
 •  контакты
 •  направления деятельности Фонда
 •  концепция возрождения ССО
 •  нужны ли современной России Студенческие Строительные Отряды?
 •  события
 •  выездная бригада ССО Аргумент
 •  документальные фильмы
 •  викторина 'Если не мы, то кто?' в Академической Гимназии СПбГУ

(площадка в Старом Петергофе).


(площадка в Санкт-Петербурге, В.О.).


 •  викторина 'Если не мы, то кто?'
на Физическом факультете СПбГУ



НУЖНЫ ЛИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ СТУДЕНЧЕСКИЕ СТРОИТЕЛЬНЫЕ ОТРЯДЫ?



Кто сегодня занимается студентами во внеучебное время? Раньше в комитетах комсомола и КПСС были люди прямо ответственные за работу со студентами, например, в общежитиях! Ныне же в огромном большинстве студенты брошены на произвол судьбы.

А по силам ли молодому поколению самому разобраться в том, что происходит вокруг и двинуться в верном направлении? Не желая обижать сразу всю современную городскую молодежь, признаемся, что мы, грешные, считаем – большинству из них это не по силам.

А теперь вспомним семидесятые-восьмидесятые годы двадцатого века и мощнейшее движение молодёжи - Студенческие Строительные Отряды.

Так, например, на физическом факультете Ленинградского Государственного Университета, СтройОтряды которого получили в своё время переходящее Знамя ЦК ВЛКСМ как лучшие ССО в Зоне «Вычегда» (Коми АССР), всегда были люди, утверждающие, что если ты только учился на факультете, но не ездил в СтройОтряды или, по крайней мере, не жил в общежитии, то образование твоё, так сказать, не полное: научные знания тобою получены, а школа жизни пройдена не до конца, и, что такое дух студенческого товарищества, тебе, может быть, и не ведомо.

Не только и не столько за деньгами молодые люди ехали в Строительные Отряды (хотя и деньги для жизни надобны). Берёмся утверждать следующее – по крайней мере, часть студентов ехала туда за прямо противоположным - за романтикой.

Сейчас, конечно, времена совсем иные, и от молодёжи на первый взгляд жизнь требует совсем иных качеств: как-то практичности, деловитости, так сказать взрослой разумности. Вроде, тут ни до совместного труда и ни до песен вечерами у костра. А так ли?

А что, если юноши и девушки века сего, так и их предшественники во все времена в России, никогда не смогут стать по-настоящему взрослыми, если не пройдут в своём развитии стадию романтизма, этого бескорыстного и чистого отношения к себе и к миру? Одним достаточно нескольких недель этого великого чувства, чтобы помнить его потом всю жизнь и черпать в нём силы в дальнейших невзгодах, другим надобны месяцы и годы, но были ли такие люди в истории России, которые миновали эту стадию? А если такие единицы и найдутся, то счастливы ли они?

Разве для возмужания советских юношей не играли ключевую роль поездки в Строительные Отряды, где они, тридцать-сорок человек, одни, без взрослых работали на строительстве настоящих жилых домов, прокладке теплотрасс и узкоколеек, то есть, выполняли самую, что ни на есть настоящую мужскую работу?

А разве совместный (а зачастую тяжелый) труд по 10-12 часов, совместное проживание, самообеспечение, существенные и зримые результаты собственного труда не взращивали в них дух взаимопомощи и товарищества?

Вот, к примеру, ты студент второго или третьего курса. Кто ты для общества в учебные семестры? Да то-то и оно, что вроде бы и непонятно кто: то есть, уже, вроде бы, и не школьник, но ещё и не специалист, словно что-то не оформившееся, так сказать, что-то переходное, а потому для взрослого общества - почти тот же самый десятиклассник, только чуть постарше.

Но вот, тот же студент в летние каникулы выезжает в стройоряд и два месяца роет траншеи для теплотрасс или ремонтирует шестиквартирный дом, жильцы которого на время ремонта переехали в свои летние кухни. Заканчивается лето, и тот же самый студент видит реальную теплотрассу, по которой идёт горячая и холодная вода, либо отремонтированный шестиквартирный дом, у которого заменена нижняя обвязка, залит фундамент, перестелены полы, заменена на новую обрешётка на крыше, радует глаз новый шифер. Не впитывало ли тогда сердце молодого человека уважение к самому себе через построенные объекты, возведённые им и его товарищами? Мог ли он тогда почувствовать, что он лишний, никому не нужный человек? Или, что он ни на что не способен и никому не нужен? Нам кажется, вряд ли.

Более того, подспудно но верно он познавал, что вместе можно очень многое, и, что наоборот – один в поле не воин.

Уголовники обычно говорят друг о друге – я с ним сидел там-то, столько-то и по таким-то статьям. Военные более лаконичны – я вместе с ним был в «горячих» точках. А вот мужчины – бывшие студенты, говорят – я с ним ездил столько-то раз в СтройОтряды, либо столько-то лет вместе жил в одной комнате в общежитии, и только в самом крайнем случае – я ним вместе учился столько-то лет.

Почему так? Так ведь, как гласит русская поговорка – чтобы человека по настоящему узнать, надо пуд соли с ним съесть. Или, добавим от себя, пережить с ним вместе опасность или беду, либо хотя бы несколько недель попотеть на совместной тяжелой работе. Потому что на изнуряющей и требующей почти всех сил работе у человека уже не остаётся сил что-то строить из себя, так сказать, казаться, он поневоле становится собой, если так можно выразиться, становится прозрачным, и тем, кто рядом с ним, хорошо видны его достоинства и недостатки.

Знание того, как твой товарищ вёл себя в критических ситуациях и бедах, всегда приводит к тому, что ты либо можешь всецело положиться на него, и тогда ваше товарищество обретает такую прочность, что ни годы, ни твои слабости, ни ошибки твоего товарища уже не властны над вашей дружбой, либо же, когда он всё время норовит взять бревно с вершинки, где полегче, или того хуже – норовит, вообще, как можно больше скинуть работы на тебя, то ты уже с ним более «не пойдёшь в разведку», как говаривали наши отцы и деды, так разве сам факт того, что ты в труде познал самого себя и часть окружающих тебя людей, не является ли очередной ступенькой в освоении юными душами взрослого мира?

А как сейчас познавать студенту себя и окружающих? Пуд соли не съесть и за тридцать лет. Так что же, садиться по статье в тюрьму как уголовникам? Или всем теперь обязательно как некоторым офицерам оплачивать «проверку на вшивость» своей или чужой кровью? Не слишком ли велика тогда будет «цена взросления» и для молодёжи и для общества? Не более ли безопасно и правильно делать это через созидательный, совместный и мирный труд с элементами романтики?

Или вот, с бытовой точки зрения, какая польза была для самих преимущественно городских парней? Не секрет, что и тогда, да и сейчас случается, что мужчина и «гвоздь в стену вбить не может». Мы желаем, чтобы нас правильно поняли – мы вовсе не призываем всё мужское население бросать своё профессиональное поприще и преуспевать в технике вколачивания гвоздей в стену. Но, согласитесь, что, если мужчина, муж, отец не способен вбить гвоздь – это не совсем хорошо. А вот те, кто побывали два-три раза в стройотрядах, они не то, что сарайчик, они дом или, по крайней мере, баню срубить смогут, да ещё и фундамент под неё сами зальют. Так большинство выезжающих в стройотряды студентов получали как бы вторую специальность – плотника, бетонщика и т.п.

Никто не знает, что и когда с нами будет, ни с каждым по отдельности, ни с целым нашим русским народом. А вдруг судьба закинет тебя когда-нибудь в места далёкие, необжитые, где не будет - не то что кабельного телевидения с горячей и холодною водою из под крана - но и дома как такого? Тут уже не про подспорье речь пойдёт, а о самой жизни твоей; сможешь дом срубить – останешься жив, да и тех, кто с тобой, спасёшь. А как же ты его возведёшь, если ты никогда ни лес не корчевал, ни венцов не рубил, да и, вообще, даже не видел, как это делается?

Или вот, в каком-нибудь леспромхозе для ремонта жилых домов вместо того чтобы лесорубов снимать с валки леса (а план, как известно, всегда обычно такой, что даже когда все работники не болеют и не пьют – его всё равно выполнить сложно), администрация принимала студенческий строительный отряд в человек сорок, который и ремонтировал бревенчатое жильё, возводил склад или магазин, вырывал и заливал бетоном стенки пожарного водоёма.

Жили они, как правило, в здании школы, которая пустовала в виду летних каникул, готовили себе еду сами, и, не смотря на тяжелый ежедневный физический труд, ещё и концерты давали для местных жителей и в футбол с ними играли.

Власти того времени получали не одну, а сразу несколько выгод.

Во-первых, леспромхоз, по-прежнему, давал план.

Во-вторых, бытовые условия у части местных жителей существенно улучшались (кто-то в новый дом въехал, кому-то сделали капитальный ремонт, магазин или склад новый открылся), а, следовательно, бытовые неурядицы уже не будут забивать труженикам голову, а значит, работать они будут лучше.

В-третьих, студенты работали ведь не только за спасибо, как говорится, трудящийся достоин пропитания, так вот, очень и очень многие студенты на заработанные за два летних месяца рубли могли потом жить 5-6 месяцев, а некоторые - и до года, то есть, студентик уже гарантировал себе, что, по крайней мере, с голоду он уже точно не помрёт (а ведь известно, что голодное брюхо к учению глухо).

В-четвёртых, молодые девятнадцатилетние и двадцатилетние юноши и девушки весь учебный год просидели на лекциях и на семинарах, очень незначительное число из них занималось спортом. А кровь-то кипит, энергия ищет выхода и поля для приложения юных сил. И вот эта-то энергия и направлялась думающими взрослыми людьми в полезном для общества и для самих студентов направлении. Даже представить себе не возможно, куда могла потечь эта самая юная энергия десятков тысяч парней и девиц, если бы вдруг не стало стройотрядов? (Про незначительную часть студентов, что оторвавшись от своих пап и мам, буквально отравились своей полной свободой в общежитиях и начали, в том числе выпивать, так вот, про этих студентов, потенциально «начинающих алкоголиков», мы хотели даже промолчать, но, что было бы с ними, если бы не стройотряды, (где за исключением Дня Строителя и дня отвала (накануне отлёта) был жёсткий сухой закон), и где тяжёлый физический труд буквально «выдавливал» из их крови алкогольный яд и в самом прямом смысле продлевал им жизнь, к которой юность со свойственной ей беспечностью относится без должного внимания, а порой её даже и губит на глазах равнодушных взрослых)

В-пятых, государство получало как бы ещё одну всесоюзную систему получения второй рабочей специальности без отрыва от постоянного места учёбы. СССР уже нет несколько десятилетий, а многие тысячи юношей и девушек благодарны тому взрослому поколению за получение дополнительных специальностей не путём теоретических выкладок, а «вживую», через работу, усталость и пот. И ещё ни один из них не сказал (и думается, что не скажет) – что я вот, мол, жалею, что научился нижние венцы в домах заменять или фундаменты под жилые дома заливать.

В-шестых, Стройотряд вовсе не прекращал свою деятельность после возвращения на родной факультет. Нет, он просто менял форму деятельности, и конкуренция между стройотрядами тоже была большим благом для развития студентов - будь то конкурс стенгазет ССО, турнир по мини-футболу или, к примеру, празднование Дня Физика. То есть, студенческое строительное братство, оно как бы меняло покров, но суть оставалась прежней, словно бы невидимыми нитями связывало всех тех, кто хотя бы раз попал в СтройОтряд, и как бы там не было тяжело, особенно в первый год, но, если ты выдержал, то для тебя все твои товарищи по выезду становились уже гораздо ближе и дороже, чем просто студенты, с которыми ты вместе учишься в группе.

А разве нам сейчас, в наше грозовое время, помешали бы эти чистые и бескорыстные отношения людей к друг-другу, когда в людях видят в первую очередь хорошие черты их характера, а, если уж их и не видят, то, по крайней мере, верят, что они где-то в человеке есть и не жалея сил ищут их, а не поддаются панике как нередко ныне при первой же слабости или ошибке своего товарища?

Можно было бы указать ещё и в седьмых, и десятых, но дело же не в этом, а в том, что написавшие эту статью понимают, как страшно им повезло, что когда они были студентами, то взрослые того времени сделали всё, что от них зависело, чтобы дать нам счастливое детство и юность: власть и они гарантировали надежность границ нашей Родины, чёткий общественный порядок внутри страны, (когда можно было группам восьмиклассников спокойно гулять но ночному городу и любоваться как величавой архитектурой старого города, так и его неподражаемыми разводами мостов), пионерские лагеря, бесплатное получение высшего образования (в то время лучшего в мире) и, наконец, создали условия для возникновения Студенческих Строительных Отрядов, в которых пишущие эти строки обрели для себя верных товарищей и друзей, а кто-то - даже спутника жизни. А дух товарищества, который именно в СтройОтрядах впервые заговорил в наших сердцах в полную силу, так он и сейчас не молчит, а во скольких же наших бедах и невзгодах он помог нам выстоять?!

Принадлежа ныне уже сами к взрослому поколению, мы, к стыду своему, не можем сказать, что для современной молодёжи мы сделали хотя бы и десятую часть того, что для нас сделало поколение взрослых семидесятых-восьмидесятых годов. Так давайте хотя бы попытаемся передать современным студентам то, что осталось в наших сердцах, и от чего ещё не совсем отвыкли наши руки, если уж ни на что большее мы не способны.

Исходя из этого, группа единомышленников - выпускников Санкт-Петербургских ВУЗов летом 2007 года на праздновании Дня Строителя положила начало патриотическому почину - С БЛАГОДАРНОСТЬЮ РОССИИ ОТ БОЙЦОВ СТУДЕНЧЕСКИХ СТРОИТЕЛЬНЫХ ОТРЯДОВ.

Создан сайт Студенческих Строительных Отрядов Санкт-Петербурга (www.sso.spb.ru), идёт работа по созданию музея Истории Студенческого Строительного Движения (собраны несколько знамён ССО, парадная форма, награды, эмблемы, тысячи фотографий), планируется выпуск книги «ССО ЛГУ», и самой главное: в целях приобщения современных студентов к основам строительных специальностей и для передачи духа и опыта стройотрядов двадцатого века разработан архитектурный проект деревянного храма Николая Чудотворца, который планируется построить на Троицкой Горе в Старом Петергофе возле Студенческого Городка силами ветеранов СтройОтрядовского Движения и нынешними студентами.

По замыслу организаторов, строительство тридцатитрёхглавой рубленой церкви должно стать связующей нитью между поколениями семидесятых-восьмидесятых и поколением современных студентов.

Настоящая статья не есть только вопрос к думающей части общества и ответственным государственным деятелям – нужны ли современной России Студенческие Строительные Отряды? (Речь идёт не только о построенных ими народно-хозяйственных Объектах и рабочих местах для нашей учащейся молодёжи, но и о полезных обществу профессиональных трудовых навыках в востребованных государством рабочих и инженерных специальностях и патриотическом духе товарищества.)

Все мы родились, росли, учились и работаем в нашей России. Хотелось бы хоть что-то отдать ей при жизни - за то, что она так щедро одарила нас родительской заботой, друзьями, учителями, преподавателями, детьми, верными товарищами, да и просто - хорошими людьми.

Мы ищем среди ровесников наших единомышленников, которые также как и мы чувствуют величину своего неоплаченного долга перед Родиной, перед Россией!


А. Тетерин
А. Карлин



www.at8.ru/fsso/
www.sso.spb.ru
www.hram-33.ru


Статья «Нужны ли современной России Студенческие Строительные Отряды?»
(газета «Деловой Петербург» (Санкт-Петербург) № 35 от 28.02.2008 г.
http://dp.ru/spb/news/society/2008/02/28/262044/print/)


   at8.ru
Яндекс цитирования
   at8.ru